я даже цитат не хочу выкидывать из этой книги.
это когда тебе хочется умереть - и ты один,и никто не хочет с тобой умирать,
а книга хочет.и умирает.

Казалось ему, заболевала вся улица. И на губах ныло, как язва.И вдруг до пустых жил вздрагивало его сердце.

А у Машки страшное слово одно выстукивало в сердце, выстукивало твердо, без пощады. Она не плакала, только лицо ее как будто состарилось, да яркие красные пятна вспыхнули на щеках, а губы дрожали, словно над пропастью стояла она, словно сердце ей резали. И вдруг острая мысль о завтра будто рассекла ее с головы до ног, и стало ей ясно, что в ее завтрашнем дне нет ничего, ни единого самого малого светика. Кофточка на ней затопорщилась, будто лопнула. Она схватила Колин порожний стакан и хряснула стаканом прямо Коле в лицо.И стакан, скользнув по его губам, разлетелся вдребезги.
Машка всем телом навалилась на Колю и била его кулаком по глазам, по его темным глазам, скрывающим всю жизнь ее, всю тоску ее, все, все ее сердце. И кровь жгла ему щеки и губы и ползла по щекам и губам.И слезы душили его от отчаяния и не проливались, слезы напрягали все сердце и не выходили.
Кровь вскипала у него на сердце, каждая кровинка, испаряясь, ложилась иглой на сердце, каждая кровинка колола сердце — черное, посиневшее от боли сердце, и тоска, как кровь из смертельной раны, хлынула на него.
«Почему, почему мы такие…?»

Посмотрели глаза ее, посмотрели на него, как тогда, темные, в темь его бесприютности и ожесточения,
пролили жизнь на его раненое сердце — никого еще так не любил он, как полюбил ее,
только отчаянный любит так свою петлю.