Чего-то искала она, и чего-то искал он, бешено, с искаженными лицами, вжимая головы в грудь друг друга,
но их объятия, их вскидывающиеся тела не приносили им забвения, еще больше напоминая, что их долг – искать;
и как собаки неистово роются в земле, так зарывались они в тела друг друга и беспомощно, разочарованно,
чтобы извлечь хоть последний остаток радости, пробегали языками друг другу по лицу.
Только усталость заставила их благодарно затихнуть.

п.с. 1. о дурной бесконечности жизни. о том, что жизнь - это вроде как палата душевнобольных,
где все говорят друг с другом, но, кроме себя, никого не слышат. и любовь тоже оказывается палатой двух
искалеченных людей, один из которых только притворяется больным, а на самом деле здоров и любит
другого здорового, а не этого. все какое-то дурное, неважно склеенное, печальное:
и нежность, и верность, и дружба, и помощь, и карьера, и мечты. а в результате жизнь обрывается так же
бессмысленно и убого,
как рукопись этого романа.
и никаких тебе зАмков.